Главная Контакты
RU EN
Slide 1

Современные технологии

Slide 2

Актуальные достижения

Slide 3

Сохраняя научные традиции

Slide 4

Современные образовательные программы

кафедра магнетизма
и магнитных наноматериалов
отдел магнетизма
твердых тел нии фпм

20 лет НИИ физики и прикладной математики - много или мало?

НИИ ФПМ: прошлое, будущее, настоящее

В череде юбилейных дат этот праздник, может быть, и не выделяется своей солидностью с точки зрения пройденных лет. Так, например, наши коллеги с кафедры высокомолекулярных соединений недавно отметили замечательную дату: 50-летие со времени ее создания под руководством профессора А.А.Тагер. И я, пользуясь случаем, еще раз поздравляю от имени всех наших сотрудников и от себя лично коллектив кафедры. Однако 20-летний юбилей НИИ физики и прикладной математики наполнен для меня и моих соратников по институту очень большим содержанием. Практически вся деятельность института пришлась на очень тяжелые перестроечные годы и теперешнюю постперестроечную пору. То, что наш институт, ровесник перестройки, был создан, смог выжить, приобрел очень высокий авторитет в научных кругах в такие непростые и неоднозначные времена, – явление, несомненно, знаковое. Мои коллеги подготовили хронологическую и историческую часть материалов об институте. А я хотел бы выразить здесь свои мысли о том, чем стал для нас наш НИИ ФПМ, о том, какой путь прошли мы вместе с ним, как переплелись наши судьбы и слились помыслы. Буду очень рад, если моя точка зрения совпадет с мнением товарищей по институту.

О перспективах создания НИИ ФПМ я услышал впервые еще от своего старшего коллеги физика Шаповалова А.Г., под эгидой которого я начал свою производственную деятельность (Пышминский опытный завод “Гиредмет”), как молодой наивный и полный надежд выпускник химического факультета образца 1980 года. Я сразу подумал, как было бы здорово работать в таком институте вместе с физиками, математиками, решать вместе самые насущные проблемы науки. Мне, конечно, объяснили: чтобы попасть в такой институт надо проявить максимум способностей в науке и, главное, примерно себя вести. Первый пункт я постарался-таки с течением лет выполнить. Насчет второго, к сожалению, до сих пор проблемы имеются. Хотя теперь я уже думаю иногда, что добиться чего-то можно, только будучи задиристым и временами непокладистым.

После этого был временной промежуток, когда я ничего не слышал про институт и почти забыл об этом, работая сначала в Верхней Пышме, а затем на Оптико-механическом заводе. И вдруг в 1988 году я вновь узнал о том, что институт все-таки организуется. Поскольку наукой я продолжал заниматься очень интенсивно, и успел защитить кандидатскую диссертацию, первый заведующий отделом перспективных материалов профессор Петров А.Н. пригласил меня на работу. Это совпало с бумом высокотемпературной сверхпроводимости (ВТСП), открытой лауреатами Нобелевской премии Мюллером К. и Беднорцем Й. Первые научные исследования в НИИ мы с коллегами проводили именно по этой теме. Когда страсти с ВТСП несколько улеглись, многие исследователи, обогатив свои знания и отточив умения на ВТСП, занялись своими традиционными объектами, наше внимание вновь было приковано к неисчерпаемым по своим замечательным свойствам сложнооксидным перовскитам. Одной из областей применения перовскитов и некоторых других сложных оксидов является катализ, в частности, защита атмосферы от выбросов токсичных веществ. В этой области мы достигли, говоря без ложной скромности, достаточно серьезных, и не только фундаментальных, но и прикладных результатов.

Первые год-два в НИИ, на мой взгляд, были в целом не очень сложными с точки зрения финансирования. Заложенных при организации института средств хватило, чтобы набрать значительное количество штатных специалистов и совместителей. Развернулись исследования сразу по нескольким направлениям твердотельной, полимерной, растворной, органической и аналитической химии. Были даже возможности съездить в командировку. Очень благодарен тогдашнему руководству УрГУ и НИИ (первый директор – профессор Зверев Л.П.) за то, что меня, проработавшего всего год в НИИ ФПМ, направили на годичную научную стажировку в Швейцарию, которая стала для меня очень важной школой.

Но уже с 1991 года, с момента так называемой павловской либерализации цен, наша жизнь превратилась в полном смысле в борьбу за выживание. Зарплатные деньги обесценивались с безумной скоростью: ценники в магазинах переписывались в сторону повышения 2-3 раза в день. Реальная покупательная способность и наши финансы сжимались как шагреневая кожа. Получив зарплату в кассе, нужно было тут же бежать покупать колбасу, пока на нее еще хватало денег. И, наконец, настал черный день, когда выяснилось, что на нашей теме финансы кончились вообще, а впереди маячат, по крайней мере, 3 месяца отпуска без содержания “по семейным обстоятельствам”, как тогда требовалось формулировать в заявлении. Учитывая, что семейные обстоятельства в лице двух подростков-сыновей требовали как раз обратного, а именно кушать, и почему-то каждый день не по разу, я пришел в состояние очень мрачного юмора. В дирекции сказал: если меня увидят в холле университета, торгующим сигаретами, то удивляться не следует. Вот в этот момент, уже переходя к реализации намеченного плана действий, я почувствовал, что такое настоящая забота о членах коллектива со стороны дирекции, эта забота о сохранении кадров и стала одним из главных принципов руководства НИИ ФПМ. Зверев Л.П. и Бабушкин А.Н., Баранов Н.В. (заместители директора) сделали все, чтобы найти средства поддержать меня. Я им за это очень благодарен. Но трижды благодарен за то, что найденные деньги дали не просто так: на эту зарплату в течение нескольких месяцев параллельно со своими делами удалось совместно с теперешним директором Кудреватых Н.В. решить очень важную проблему создания защитных покрытий на постоянных магнитах. И вот этот принцип – решимость взяться за любую самую сложную тематику на стыке разных научных и прикладных направлений – я сам взял на вооружение навсегда. Мне кажется, что только в пограничных областях науки можно ожидать наиболее перспективных и прорывных результатов. С тех пор данный подход оправдал себя всецело: очень много плодотворных совместных исследований проведено с коллегами химиками, физиками и математиками, которым я также очень благодарен.

Благодаря такому подходу удалось добиться весомых результатов в совершенно разных направлениях от феноменальных данных исследования великолепных в красоте своей структуры, ажурных нанокластерных букиболов (фуллеренов), до создания таких “тяжелых” устройств, как установка для дегазации железнодорожных цистерн (бронзовая медаль Салона изобретений в Женеве).

Важнейший фактор, который позволяет развивать самые смелые научные и практические идеи – это поддержка подобных начинаний со стороны руководства НИИ ФПМ во все годы. И еще одно я понял: те люди, те специалисты и ученые, наши коллеги, которые не бросили науку в самые страшные для нее, времена, достойны всяческого уважения. Думаю, что эти подвижники заслуживают достойной жизни в нынешнее время, когда в целом появляются некоторые возможности повышения зарплаты. Если они работали и честно служили науке фактически без зарплаты, то никакими доплатами и надбавками их уже не испортить. Нельзя не вспомнить здесь добрым словом и других сотрудников АУП института, которые своим добрым советом, желанием реально помочь каждому ученому в его делах, умением посочувствовать создавали и создают дружественную теплую атмосферу в НИИ. Это наш бессменный долгие годы ученый секретарь Горланова М.А., ныне действующий ученый секретарь Памятных Л.А., работник дирекции Хомутова С.С.

Возвращаясь к нашей жизни в НИИ ФПМ, скажу, что где-то с 1997 года положение очень-очень медленно стало выправляться за счет получения рядом коллективов поддержки по грантам РФФИ, CRDF, INTAS, министерским федеральным и областным программам, например “Университеты России” и др. Несомненным прорывом вперед в настоящее время является выигранный УрГУ проект по инновационным университетам, очень серьезный вклад в его создание и реализацию внесен учеными НИИ ФПМ. Благодаря осуществлению проекта появилась возможность весьма активного научного обмена с коллегами в России и за рубежом, ученые получили доступ к уникальному оборудованию, приобретенному для центров коллективного пользования. Если раньше наши зарубежные коллеги признавали авторитет ученых НИИ ФПМ, умевшим работать “на пальцах”, то сейчас их во многих случаях изумляет и наше приборное оснащение, обладая которым мы стали еще “страшнее” в плане научного потенциала. Долг всех ученых, специалистов и администрации университета не упустить полученный шанс прорыва на новый уровень исследований и подготовки студентов: полученное оборудование должно невзирая ни на что работать и давать максимальную отдачу, пока оно является передовым и современным. Ну, а вклад, внесенный многими учеными НИИ в подготовку новых кадров в студенческой среде, трудно переоценить. Специалистами института читается ряд курсов (включая авторские) на физическом, химическом, математическом и некоторых гуманитарных факультетах, они вовлекают в свои самые передовые исследования одаренную молодежь, без которой невозможно продолжение жизни в науке.

Отмечу, что важнейшим направлением исследований в НИИ ФПМ стали нанотехнологии и наноматериалы. А эта ситуация сложилось не сегодня: наши ученые и раньше занимали вполне достойное место в мировой нанонауке тогда, когда приставка “нано” не звучала столь громко. Например, химики разрабатывали методы получения наноструктурированных катализаторов, активно изучали полиоксометаллатные и полимерные нанокластеры и т.д. Наши физики разрабатывали и продолжают свою работу над методами создания наноструктурированных магнитных, оптических сред, решают другие задачи будущих технологий, а совместно с математиками проводится моделирование систем на наноуровне. Уже сейчас просматриваются перспективы возможного промышленного технического и биомедицинского приложения результатов исследований.

Много или мало 20 лет? Даже в жизни одного государства по современным меркам – это уже эпоха, не говоря о жизни каждого человека. Уже несколько поколений ученых сформировалось в среде НИИ физики и прикладной математики и отдает свои силы служению науке. Наши молодые коллеги теперь с большим интересом и изумлением узнают из рассказов о начале перестроечной поры, как мы жили тогда. Хотя возникшие в те времена проблемы нельзя считать до конца решенными и сейчас, но хочется все-таки в юбилейные дни взглянуть на будущее с некоторым оптимизмом, основанном на новых возможностях НИИ и университета в целом. Желаю всем коллегам по НИИ здоровья, счастья, по достоинству оцениваемых творческих успехов, всяческих благ и процветания. С юбилеем!

Зав. Отделом химического материаловедения НИИ ФПМ,
проф. кафедры физической химии, д.х.н.  А.А. Остроушко